Sergey Samoylenko - art-factor

~   Literatur   ~

Es tut mir leid, dass ich immer noch nur auf Russisch schreibe.
Hoffentlich zur Memoirezeiten schaffe ich das auch auf Deutsch :)...

Афродита без кимоно и сандалий.
Обнажение любви.


Она и оливки – это одно целое. У неё вкус оливки. Приятно приторной, солёной греческой оливки. У неё вкус Греции. У неё античный вкус. Она на вкус как Эллада. Моя Афродита!
- Многожёнщик ты мой. Сознание гарема.
- У меня так много жён. Жена - моя любимая. Жена убийственная. Жена прекрасная, жена ужасная. Жена - служанка, жена - царица. Жена ревнивая, жена жертвенная . . . . .
У меня тебя так много... что в последнее время оказалось - слишком много. Одну тебя я, оказывается, не хотел бы иметь.
- Ты богат?
- Да, очень богат. И от этого бедный...
- Две меня во мне конфликтуют. Я девчонка. Тургеневская, читая. Иногда даже наивная. И взрослая. Повзрослевшая. Взрослеющая. Трудно мне даётся это приживание этих двух меня.
- И ... дорого. Наскребу ли я в своём нищенском кармане эту цену...

Обидно, когда в фотоаппарате садится акку. Обидно, когда приходит утро, и ночь так быстро пролетела. Обидно когда после эротической бури нет совсем ещё чуть-чуть сил, чтобы прижать её к своей груди и час-другой проболтать о чудесных звёздах сегодня утром и тумане, превращающемся в иней. Обидно, когда милиционер был когда-то художником, а ценитель женщин - поэтом. Но не обидно, когда она лежит в постели уткнувшись в подушку и точно знает, что она любит, что она обожает, что она без ума. ...И что мы есть друг у друга.

Грустных слов так много, но писать их не хочется. Хочу писать, как я её люблю.
Любовь с(т)ранная. Но такая уж. Почему Венера не дала другой? Почему именно такую стрелу выбрал амур? Почему Афродита такая желанная?
Ну, конечно... потому что она Афродита.

Завтра, да нет, уже сегодня :) у нас должно быть тепло и уютно. Будет наряжена ёлка и свечи будут гореть. Только бы не было гостей. Гостей в моей голове. Гостей, которые в ней уже как хозяева. Как их выпроваживать? Как их не впускать? Двери в сердце сорваны с петель. Какие замки могут помочь? Амулеты? Заклинания? Мантры? Мантры помогут, я знаю. Мантры обязательно помогут. Они заберут меня из этой распахнутой комнаты. Поднимут меня над этим городом. Вознесут до ясности и невовлечённости.

Но я так этого не хочу. Хочу оставаться с ней. Не хочу из этой комнаты. Хоть в ней так сквозит. И бёт косой дождь в распахнутые окна. Сердце в полном беспорядке. Хозяин комнаты в тихом наблюдение. То снова в шоке. То гроза и буря за окном, то снова цветущий весенний сад. С сакурой и каменным узором на чёрной сырой земле. Шелест кимоно, и втер несёт кружащиеся в самолюбование сорвавшиеся от переизбытка чувств розовые лепестки.
Кимоно запуталось в ветвях цветущей абрикосы и ветер трепет его как флаг любви. И сливы и вишни хотят подержать его и покрутиться с ним в головокружительном танце. И сакура усыпает своими лепестками дорожки, готовя их принять её стопы. Она идёт.
Она идёт ... в Акрополь. Она поднимается по крутым каменным ступеням. Она обнимает за ноги статую своего окаменевшего мужа и плачет ... от любви. И я тоже обниму её и прижму к каменной груди. Возможно, она когда-нибудь снова станет живой. Мягкой... и уютной.
Музыканты забыли трогать струны. Нимфы уставились в одну точку. И сирены напевают лишь только мотив в ожиданье Орфея.

- От таких жён становятся философами, - сказала она.
- . . .
- Да ты им и всегда был, - добавила она.
- . . .
Надеюсь, и останешься, - подумала она. Но уже ничего не сказала, так как смертельно устала и сопела у меня на плече то ли мечтая, то ли видя первый утренний сон.

На сардце на моём
ещё остались читсые страници


Я потерял себя в тебе.
Мир мыльных пузырей...
И моему грозит твоих
Прекрасных губ прикосновенье.

3абвенья жаждит плоть,
И ум ей вторит.
И на краю здорового мышленья
Я не могу стоять.

Раздумывал ли я? Наверно нет.
Я просто сделал этот шаг
И пропости столь очевидной
Теперь не миновать.
Я в ней уже.
Теперь уж вовсе не надменно
Я открываю сердце всем ветрам
И буря чувст сметает старый хлам.
И кажется сметёт меня.
... Я будь-то б лучше хлама моего.
Я собирал его, я пестовал его.
Так поделом. ... Ему и мне.

Искал я силы в отрешенье.
Но кажеться нашёл её в смятенье...
В смятенье всех моих постов,
Моих непобедимых городов:
Надменности и себялюбья,
Безчувственности, холода и сна.
Теперь мой сон украла тишина,
А холод пекло наших бурь.
И боль о том, что не вернуть
Ни дня, и даже ни секунды
Лёг словно снег в цветосплетения моей палитры.

Я так любил холодный белый снег.
Теперь он красен, и лишонный прежних нег
Он боль хранит
как страж моих ошибок.
... Ты будешь спать
Так мироно, безобидно.
А я дымить...
Отчаянно, бессильно.

Поэт пропал, остался только слог
Любя себя того же и тебе желая
Забыл я, что ведь ты не я. И так
Запутался в причудливом сплетенье бытия...
Писал тебе стихи,
Но ты спала.
Я дал тебе свободу.
Ты взяла.
Себе оставил чистые страници
И шрам на них

Бывшей


Покой и страх...
Что он когда-то прекратится.
Погоня счасти по пятам,
К тому-ли Ты стремишься?

Прости, но верь.
Отдай, но жди.
Смотри вперёд,
Не забывая тех, кто позади.

Слога черствы,
Смотри в глаза.
Смотри мне в сердце,
Видь там небеса.

Чудо


Интернет-радио ни как не родит и лента полна тривиальностей.
Пестрит бессмыслицей экран, акку садится, и душа тоже требует подзарядки.
Идти против толпы, лететь на Луну, заглянуть в бездну, нарисовать любовь, написать Жизнь... С больший буквы. А лучше, чтоб каждая буква в этом слове, почти в сто лет, была большой. Мерить не временем, а событиями. Переживаниями, осознаниями. Быть сегодня, а не вчера и завтра. Не существовать, а быть, являться, творить, мыслить. Видеть, слышать, чувствовать, любить. Холодный, но такой белый снег...
Горячий, знойный ветер с песком в глаза... Пальмы и ели... Слепящее солнце, леденящую мглу... Крушащий шторм и тишину...

Любить - это дар. Не разлюбливать - этому надо учиться.
Хотя... Любовь... либо она есть навсегда, либо её не было. А было что-то похожее на неё - зависимость, привязанность, наслаждение...

И безумно романтический вечер, и леденящая расставанием ночь - будут. Нам не изменить цикличность бытия. Но будет и рассвет в пёстом шёлковом сари с ароматом благовоний. И день полный вернисажей и видов на Рим, Париж, Барселону... На каждых по-своему удивительных людей вокруг нас. И на нас самих. На нас с Тобой. Твой взгляд на меня, мой взгляд в Тебя.

Бывают ли чудеса? Нет, они не бывают. Они есть. Бытие чудесно само по себе. Бывает - ... Бывает так, что мы вдруг становимся способными увидеть, услышать, осознать эту чудесность. Сквозь бременеющую нас слепоту и глухоту обывательства и среднестатистичности...

Мы чудесны. Осталось только ни на мгновение не забывать, что те, кто вокруг Тебя, и Ты сам - это чудо.

Многие живут сказками. Но не многие живут в сказке.
Пчела настроена на нектар. Её сознание сладко... чудесно... Такой человек видит чудеса вокруг себя... и даже мухи в его глазах такие же чудесные... Он сказочник. Которому не лень каждое мгновение своего бытия присматриваться в его глубины. И видеть то, что скрыто под илом каждодневности и суеты. Быть счастливым - это трудолюбие. Это любовь к познанию мира и самопознанию. Быть счастливым - это уметь любить.

Любовь - это открытые глаза, это полный внимания слух, это распахнутые для всех стихий чувства... Это быть всегда рядом. Это быть всегда готовым... видеть чудеса, и творить их.
Любить - значит жить! Жить, а не существовать.
Жить - значит любить! Любить, а не делать вид - сознательно или подсознательно имитировать что-то отдалённо напоминающее...
Любовь - это эссенция бытия. Это самое, самое ценное!

И пальмы и ели... и Ты и я... и они, и весь этот мир - всё это частички бесконечного чудесного бытия!

Люби!...

Indira. Ночь поэтов


Там за окном неспящий город. Здесь за окном с любовью в душу. Глаза в глаза, сердца в сердца, Слова в стихи и чувства в чудеса.
Там за окном шум и мороз. Здесь за столом все радости до слёз. И рифмы танца, краски менуэта, здесь шляпа клоуна и юмор без запрета.
Здесь чай и плед один на всех, и боль на всех, и смех на всех. Здесь звёзды усадили двух поэтов, тепла им заказали, мира, света.
Поэты пели, ели краски и писали. Поэты спали и с утра всё снова начинали. Облизывали кисти, песни танцевали, смотрели пристально и трепетно внимали...
Продолжение следует
(елси, конечно время остановится, и у меня будет возможность перепечатать то, что начертано архаичными методами :)).


Zum Seitenanfang

Пожалуйста, если Вы публикуете тексты с этой страницы, обязательно указывайте их источник (www.art-factor.eu). Спасибо.